27.11.2014 Объективное искусство

Сфинкс

Что такое искусство? Обычно, задаваясь этим вопросом, у нас в голове сразу всплывает перечень людей, картин или музыкальных произведений, которые принято относить к произведениям искусства. На каждое это произведение написаны тома исследований, критики и восхищений, каждое из них имеет свое место в иерархии, свою оценку мастерства и значимости для нашего мира. При более глубоком рассмотрении понятия «искусства», мы можем найти множество совершенно различных определений, сходящихся, правда, в том, что искусство это процесс, а так же результат отображения объективного мира при помощи различных средств. Согласно определению, в список произведений искусства, можно отнести, как детский рисунок, так и картину известного мастера. Поэтому закономерно встает вопрос, как мы можем оценить то или иное произведение искусства? Правдиво ли оно отображает объективный мир? Относится ли оно к искусству или нет?

 

Георгий Иванович Гурджиев при беседе со своими учениками на вопрос, что такое искусство, отвечал: «Я не называю искусством все то, что вы так называете; это всего-навсего механическое воспроизведение, подражание природе или другим людям, или фантазирование, оригинальничанье. Подлинное искусство — нечто совсем другое». В искусстве, которое мы привыкли считать таковым «всё субъективно: и восприятие художником тех или иных ощущений, и формы, в которых он пытается выразить свои ощущения, и восприятие этих форм другими людьми. В одном и том же явлении один художник может ощутить одно, а другой художник — нечто совершенно противоположное. Один и тот же закат может вызвать в одном художнике радость, в другом — печаль»; «здесь художник не творит; у него «нечто создаётся». Это значит, что он находится во власти идей, мыслей и настроений, которых сам не понимает и над которыми не имеет никакой власти. Они управляют им и воплощаются в разных формах. И когда они случайно приняли ту или иную форму, эта форма столь же случайно оказывает на человека то или иное воздействие в зависимости от его настроений, вкусов, привычек, природы гипноза, под которым он живёт, и так далее. Здесь нет ничего неизменного, ничего определённого. В объективном же искусстве нет ничего неопределённого».

 

Понятие объективного искусства у Гурджиева тесно связано с уровнями развития человека. Человек может принадлежать к одной из семи категорий, где первая, вторая и третья это стандартные люди, которые живут под воздействие внутренних импульсов (телесных, чувственных либо интеллектуальных), абсолютно механистически, безвольно теча по жизни. Четвертая категория — это люди принявшие решение что-то изменить в себе, в своей жизни, стать более осознанными. И так далее вплоть до максимального седьмого уровня развития, на котором человек полностью осознан, обладает нерушимой волей и живет на самом деле, а не существует лишь как автомат. «Тот же порядок деления на семь категорий следует применять ко всему, что относится к человеку. Есть искусство номер один, т.е. искусство человека номер один, подражательное и копирующее, грубо примитивное и чувственное, такое как музыка и пляски первобытных народов. Есть искусство номер два — сентиментальное искусство; есть искусство номер три, интеллектуальное и надуманное; должны существовать также искусство номер четыре, пять и так далее». Поэтому если человек видит, слышит или чувствует произведение искусства уровня выше, чем его собственный, он не сможет полностью воспринять его, а будет принижать его до своего уровня, выделять лишь часть из того, что было там заложено автором.

 

Подлинное, объективное искусство не может быть случайным, оно свободно от сиюминутных импульсов и желаний: «Это математика. В нём всё можно вычислить, всё можно знать заранее. Художник знает и понимает, что ему нужно передать, и его работа не может произвести на одного человека одно впечатление, а на другого — другое, при условии, конечно, что оба они — люди одного уровня. Она с математической точностью производит одно и то же впечатление». «Одно и то же произведение искусства вызовет, однако, разные впечатления у людей разных уровней, и люди низшего уровня никогда не получат от него того, что получают люди высших уровней. Это — истинное, объективное искусство. Вообразите какой-нибудь научный труд, книгу по астрономии или химии. Невозможно, чтобы один человек понимал ее так, а другой — иначе.

 

Каждый человек, достаточно подготовленный и способный прочесть её, поймёт, что имеет ввиду автор, — и поймёт именно так, как это выражено автором. Объективное произведение искусства подобно такой книге, но оно действует и на эмоциональную сторону человека, а не только на интеллект».

 

Сама цель искусства — это передача знаний и опыта своим потомкам через много веков, это способ сохранения знания, в мире, где идут постоянные войны, уничтожающие великих людей и великие книги. Передача через вещи, которые автоматически будут передаваться из поколения в поколение, через народные сказки и песни, повторяемые родителями своим детям, «через разные процедуры и церемонии, которые уже веками установлены в общественной и семейной жизни людей». И тогда можно рассчитывать, что в будущем знания сохранятся, и человек, который будет иметь ключ и желание, сможет прочесть то, что зашифровали его предки.

 

Основными направлениями для передачи знаний являются следующее:
• Религиозные и гражданские церемонии;
• Архитектура;
• Живопись;
• Религиозные и народные танцы;
• Скульптура;
• Театр;
• Музыка и пение.

 

К сожалению, каждое из направлений искусства в наше время не может похвастаться тем, что содержит большое количество произведений объективного знания. Как и Настоящего, Истинного Знания, произведений Объективного Искусства мизерное количество в этом мире, оно скрыто под нагромождением хлама механистической деятельности людей.

 

«— А существуют ли в наше время такие произведения объективного искусства?

— Конечно, существуют,— ответил Гурджиев. — Таким произведением искусства является большой египетский сфинкс, равно как и некоторые известные нам творения архитектуры, некоторые статуи богов и многое другое. Есть фигуры божеств и мифологических существ, которые можно читать как книги, но только не умом, а эмоциями — при условии, что они достаточно развиты. Во время наших путешествий по Центральной Азии, в пустыне у подножья Гиндукуша, мы нашли странную фигуру, которую приняли за какого-то древнего бога или демона. Сперва она произвела на нас просто курьёзное впечатление. Однако через несколько дней мы почувствовали, что фигура содержит в себе многое, какую-то большую, полную и сложную систему космологии. И медленно, шаг за шагом, начали расшифровывать эту систему. Она была скрыта во всём — в туловище фигуры, в её руках, ногах, в голове, глазах, ушах — во всём. В статуе не были ничего случайного, ничего бессмысленного. И постепенно мы поняли цель тех людей, которые её воздвигли. Мы начали ощущать их мысли и чувства, некоторые из нас, казалось, видели их лица, слышали их голоса. Во всех явлениях мы схватывали смысл того, что они хотели передать через тысячелетия, и не только смысл, но и всё, что связывалось с чувствами и эмоциями. Это было подлинное искусство!»

 

 

 

Источники:

Гурджиев Г.И. «Встречи с замечательными людьми»
Гурджиев Г.И. «Рассказы Вельзевула своему внуку»
Успенский П.Д. «В поисках чудесного»

  • Категории

  • Бабаджи Буддизм Гурджиев Искусство Новости Семинар Смерть Суфизм

    Для показа облака WP-Cumulus необходим Flash Player 9 или выше.